• windofthesea@mail.ru
/ Каталог статей
Главная » Статьи » Экспедиции.

Поднято со дна Керченского пролива

Керченский пролив. Две тысячи лет назад на его берегах процветало могущественное Боспорское царство. Сюда, в этот торговый узел, сходились нити морских дорог древних греков и римлян.  В последующие века эти места стали ареной постоянной борьбы многих государств Европы и Азии за право контролировать Северное Причерноморье.

Керченский историко-археологический музей третий год планомерно ведет подводные поиски в районе Керченского пролива с помощью аквалангистов. Проблема сохранения памятников культуры, находящихся под водой, перед музеем встала в 1977 году, когда обнаружились факты хищнического отношения к ним со стороны некоторых псевдоколлекционеров, вооруженных современным подводным снаряжением и быстроходными катерами. Не обладая соответствующими знаниями, не имея элементарного представления о подводных археологических исследованиях и их значении, они начали массовый подъем якорей, деталей судов, а самое главное - керамических изделий: амфор, амфорных фрагментов, чаш и др. В противовес этому и была организована при музее группа подводных разведок, тесно связанная с его ведущими специалистами. За короткий срок группа приобрела большую популярность и привлекла в свои ряды лучших аквалангистов города. С помощью публикаций в местной и центральной печати, а также неоднократных разъяснительных бесед с «любителями» старины в значительной мере удалось приостановить расхищение реликвий, находящихся на морском дне.

В 1979 году по разработанному плану были проведены охранные работы на объектах и в районах близ Керчи, то есть в первую очередь подверженных интенсивному уничтожению «коллекционерами».

Первые погружения были сделаны в районе мыса Белого. Это господствующий мыс на западном берегу пролива, закрывающий Керченскую бухту от юго-западных ветров. На нем еще частично сохранились строения крепости «Боспор», под которой покоятся развалины более раннего античного поселения. Под водой у основания мыса находится защитный мол, протяженностью 500 метров, который тянется на северо-восток, заканчиваясь безымянными рифами, в прошлом - островами.

У основания этих рифов членом нашей группы, водолазом первого класса Ю. Глазетовым, были обнаружены останки деревянных судов 19 века. Деревянные конструкции с бронзовой оснасткой разбросаны на обширной площади и сильно занесены песком. Некоторые из них, лежащие на стороне, закрытой от течений рифами, очень хорошо сохранились. Прослеживаются контуры уходящих в грунт бортов одного из кораблей. Они обиты тонкими бронзовыми листами размером 100 на 30 сантиметров. Этому же судну, вероятно, принадлежат детали паровой машины, найденной поблизости. С корабля поднят хорошо сохранившийся баллер пера руля с мощной бронзовой оковкой и навесами. Подъем производился с помощью резиновых понтонов. Этот метод позаимствован нами у известного бельгийского археолога-кладоискателя Робера Стеньюи. Он очень прост и эффективен. 

Деревянное судно того же периода, но лучшей сохранности, удалось найти и у поселка Героевское благодаря сведениям, предоставленным аквалангистом А. Пурманом. Судно лежит на ровном киле направлением на юго-восток. Нижняя часть занесена песком, возможно до уровня нижней палубы. Эта часть, видимо, обита бронзовыми листами – вдоль бортов найдено множество мелких бронзовых гвоздей. Из грунта выступают некоторые части бортов.

В этих находках поражает широкое применением цветных металлов, хотя известно, что железо в судостроении, начиная с поздней античности до конца 19 столетия, как крепежный материал преобладает над бронзой и медью.

Проведены исследования и в Таманском заливе. Здесь аквалангистам предстояло решить очень интересные задачи. Первая заключалась в том, чтобы проверить достоверность рассказов, бытующих у местного населения, относительно дороги, которая видна под водой с господствующей над заливом Горелой горы. Гидрографические данные показывают, что в данном районе по линии коса Рубанова – Маркитанская коса тянутся песчаные отмели, с западной стороны которых встречаются отдельные редкие скопления камней. Вполне вероятно, если учитывать гипотезу Фанагорийской регрессии (отступления моря), что в некоторые периоды истории эти отмели превращались в песчаные косы, служащие естественным кратчайшим путем между северным – Киммерийским и южным – Фанагорийским  полуостровами.

Видимость под водой в этих местах отличная – 10-20 метров. Это позволило при обследованиях применять подводный буксируемый носитель аквалангиста. Конструкция аппарата такова, что с него легко сойти при обнаружении объекта, при этом носитель с помощью фиксированного горизонтального руля выходит на поверхность, тем самым давая буксировщику сигнал на разворот и указывая место отделения аквалангиста. При хорошей видимости и скорости буксирования 3-4 километра в час удавалось осмотреть 60 тысяч квадратных метров дна.

Интересные находки средневековой керамики были сделаны у самой оконечности косы Рубанова, там, где коса резко обрывается. Возможно, здесь начиналась переправа. В этом месте обнаружены остатки вымосток и каменных сооружений небольших масштабов. Далее, к самым Маркитанским отмелям идут значительные глубины. На оконечностях этих отмелей также обнаружены каменные сооружения, может быть, причальные.

Здесь же, у косы Рубанова, были произведены попытки найти затопленную крепость античного периода, основываясь на предположениях известного советского археолога, исследователя Таманского полуострова Н. И. Сокольского. Обнаружить крепость посчастливилось большому энтузиасту подводного поиска, руководителю одной из секций нашего клуба В. Фомичеву. Она зафиксирована на расстоянии 600 метров к северу от косы в прибрежной зоне. Под водой на глубине 3-4 метра хорошо сохранилась кладка разрушенных стен и одной башни. Несколько восточней, вдоль берега на юг, тянутся фундаменты построек вспомогательного характера прямоугольной планировки. Поднятый керамический материал (фрагменты амфор) позволяет датировать верхние культурные слои этой укрепленной сельскохозяйственной усадьбы-крепости 3-4 вв. н. э.

Согласно плану подводных разведок, был также начат поиск храма Ахилла. За последние 150 лет уровень воды в заливе несколько раз менялся, обнажая развалины храма. Но  очевидцы не оставили потомкам его точных координат. К сожалению, нам не удалось обнаружить это сооружение.

Глубины Керченского пролива в средней его части незначительны, но постоянные течения и волнения в 3-4 балла, обусловленные ветрами, а также прозрачность воды, редко превышающая 2-3 мета, делают здесь поиски с аквапланом мало эффективными. Поэтому в этом районе использовались другие виды обследования, в основном радиусный поиск и полосовой поиск с ориентацией по компасу. Выбор метода зависел от подводных условий: видимости, течения, характера грунта. Но прежде всего видимости (см. табл.).

Радиусный поиск применялся по методу археолога профессора В. Д. Блаватского. Но при этом методе конец 50 метрового шнура фиксируется в надводном положении, т. е. на шлюпке, и по мере прохождения аквалангистом круга или сектора травится на определенную длину. У нас роль шлюпки выполнял сигнальный буй. Металлический стержень со скобой и кольцом соединял его со шнуром. Аквалангист самостоятельно, в зависимости от видимости, регулировал радиус обхода. Этот способ оказался довольно эффективным на чистых песчаных и илистых грунтах, которые преобладают в проливе. За одно погружение удавалось осматривать 7850 квадратных метров морского дна.

Полосовой поиск с ориентацией по компасу применялся при поиске крупных объектов. Он заключался в следующем. При первом погружении аквалангистом проводились осмотр объекта и установка буев. Линии ориентиров прокладывались вдоль объекта посередине. Обследование начиналось одновременно с двух сторон навстречу друг другу. Залегание отдельных предметов на грунте фиксировалось на масштабных пластмассовых планшетах. Находки отмечались буями, затем заносились на общую схему. После этого осуществлялся их подъем.

Большие надежды мы возлагаем на недавно разработанный членами нашего клуба Ю. Подушкой, А. Ткаченко метод поиска тралением. Специально изготовленный трал длиной около 300 метров оснащен грузами затопления, а также пенопластовыми поплавками. Последние служат для регулировки уровня траления над грунтом. Траление производится двумя катерами. На каждом из них в узлах сцепки с тралом установлен динамометр, который фиксирует резкое возрастание нагрузки на трале, то есть зацеп за препятствие. Затем под воду уходит аквалангист-эксперт для определения находки. Метод особо эффективен при полном отсутствии видимости для поиска крупных объектов.

В годы войны Керченский пролив не раз становился свидетелем ожесточенных сражений с фашистскими захватчиками. Всей стране сейчас известны места высадки десантов на Керченском полуострове – Эльтиген, Сипягино (Жуковка). Сейчас здесь создаются мемориальные комплексы, композиционной частью которых станут и галереи оружия.

Поиском и подъемом оружия в нашей группе занимаются под руководством водолаза А. Свиридова особо опытные товарищи, проходившие службу на флоте в качестве водолазов.

В течение месяца проводился поиск в районе высадки Эльтигенского десанта.

Методично обследовали аквалангисты квадрат за квадратом предположительного затопления судов. Вообще-то, данный район считается давно очищенным от подводных объектов, но интересные находки, обнаруженные при поисках, говорят о том, что поднято еще не все. Найденные автоматы ППШ, пулеметы «Максим», ДШК, винтовки, саперные тралы, ракетницы, полевая радиостанция, ножницы для обрезки проволочных заграждений, медикаменты говорят о том, что здесь погибло судно, входившее в состав группы захвата плацдарма.

Обнаружен также десантный мотобот. Его корпус в хорошем состоянии, все люки загерметизированы. Затонул мотобот в результате прямого попадания снаряда в кормовую рубку. Запланированы работы по разгерметизации судна.

Представляет определенный интерес и вражеская самоходная баржа, вероятно, принимавшая участие в блокаде десанта с моря. Ее вооружение состоит из счетверенной зенитной артустановки.

Параллельно клубом проводились подводные разведки у берегов Тамани в районах мысов Панагия и Тузла совместно с группой аквалангистов Москвы. У мыса Тузла продолжались исследования якорной стоянки судов античного периода, локализованной во время подводных разведок в 1979 году. Здесь же удалось уточнить место затопления турецкой галеры, найденной несколько лет назад. У мыса Панагия исследования велись в надежде обнаружить остатки кораблекрушений античных и более поздних судов. Но находки первых же дней вернули всех участников экспедиции к событиям Великой Отечественной войны.

Заканчивалась серия очередных спусков, когда на катер обеспечения передали сигнал о находке. Прибыв на место, ушел под воду аквалангист-эксперт. Внизу оказалась огромная скала, лишенная всякой растительности, с причудливыми известняковыми образованиями. Эту скалу змеей обвивала якорная цепь. В нескольких метрах аквалангист обнаружил нагромождение металлических конструкций – полный комплект судового якорного устройства: клюз, якорные лебедки, два мощных якоря адмиралтейского типа. Какая-то неимоверная сила оторвала носовую часть корабля. На следующий день в 50 метрах севернее было найдено само судно, а несколько восточнее - его палубное вооружение. После детального обследования удалось воссоздать одну из трагедий прошедшей войны. Судно затонуло в результате торпедного удара. Невдалеке обнаружена часть вражеской торпеды.

Завершив обследования объекта, поиски сместили вдоль рифа. Сделанные здесь открытия превзошли ожидаемое. Аквалангисты буквально с ходу наткнулись на кладбище якорей, в основном античных. В районе радиусом 300-400 метров в завалах и расщелинах подводных скал были найдены каменные и свинцовые штоки, железные якоря, обширный керамический материал.

Некоторые находки представляют исключительный интерес, например каменный шток. Штоки такого типа применялись на деревянных якорях античных кораблей. Их масса достигает 0,3-0,4 тонны. Сейчас известно более пяти мест в проливе, откуда подняты аналогичные штоки. Сравнив их с некогда найденными при раскопках Пантикапея, археологи установили возраст предметов. Он равен 26 векам.

А вот возраст хорошо обработанных каменных брусьев с желобом посередине для крепления каната остается загадкой. Пока не ясно, к какому времени они принадлежат. Можно строить лишь догадки. Ясно лишь то, что их применение было обусловлено каменистыми грунтами.

Найдены также свинцовые штоки. Один из них известного греко-римского типа (3 в. до н. э.- 3 в. н. э.), но отличается от них деревянным остовом внутри. Это, вероятно, особенность штоков, отлитых местными боспорскими мастерами-литейщиками. Шток найден вместе со свинцовой рамой, скрепляющей рога якоря. Это позволяет воссоздать в подлинных пропорциях конструкцию якоря.

Второй брус-шток отлит из отходов литейного производства с большим содержанием шлака. Третий – исключительно важная находка, подтверждающая факт применения древними моряками съемных свинцовых штоков на деревянных якорях. До сих пор было известно, что съемный шток появился у римлян в 1 в. н. э. на железных якорях, а сам принцип запатентован только в 18 веке.

В заключение хотелось бы сказать, что многие клубы подводного спорта нашей страны в летний сезон проводят тренировочные сборы на берегах южных и северных морей. И, очевидно, везде можно, связавшись с археологами, гидрологами, биологами, придерживаясь строгой научной методики поисков и исследований, оказать помощь специалистам, а также музеям приморских городов. Предоставление отчетов о проделанной работе организациям, ведущим научный контроль подводных разведок, а таких случаях является обязательным.

Автор: А. Шамрай

Категория: Экспедиции. | Добавил: Britannic (11.06.2014) | Автор: А. Шамрай
Просмотров: 1921 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]